Русинская девушка из Белграда Марина Сакач «Когда я росла в Сербии как русинская девочка, меня всегда учили гордиться своей идентичностью…»

Русинская девушка из Белграда Марина Сакач «Когда я росла в Сербии как русинская девочка, меня всегда учили гордиться своей идентичностью…»

«Слова — это события, они делают вещи, меняют вещи. Они преображают и говорящего, и слушающего; они подают энергию туда и обратно и усиливают ее. Они передают понимание или эмоции вперед и назад и усиливают их» — Урсула Ле Гуин

Язык: Сокровищница культуры


Когда я росла в Сербии как русинская девочка, меня всегда учили гордиться своей идентичностью. Я всегда говорил о том, кто я, какой я деноминации и кто мои родители. Дома мы всегда говорили на русинском, а с друзьями — на сербском. Некоторые из моих самых приятных воспоминаний с друзьями были, когда мне пришлось учить их русинским командам для моей собаки, потому что Лиза не реагировала, пока вы не заговорили с ней на русинском языке. Это было очень нормально для меня. Когда я начал ходить в школу, я задавался вопросом, говорят ли другие люди дома на другом языке. Но даже если я натыкался на людей другой национальности, они не делились этим так открыто. К сожалению, я был слишком молод, чтобы понять, что не все национальности пользуются такими же привилегиями, как моя. В памяти у всех еще была очень жива война, распалась Югославия, а вместе с ней и девиз братство-единство (братское единство).

Разделение между этническими группами, привилегии и публичный дискурс о том, кого следует считать другом или врагом сербов, стали гораздо более очевидными, когда я начал учиться в бакалавриате. В антропологии я учился не только академически, но и благодаря личным историям моих коллег. Я был в столице, Белграде, изучал культуру, языки, религии, политику и встречался с людьми, которые приехали из разных регионов Сербии, а также из других стран, таких как Босния и Герцеговина, Косово, Черногория и Япония. Обсуждения и дружеские отношения, возникшие на протяжении многих лет, стали бесценным источником вдохновения на долгие годы. Я узнал, какой статус приобрела моя община в северном регионе Воеводины, но за ее пределами никто даже не слышал о русинах. Наш язык является одним из 6 официальных языков провинции. И все же я каким-то образом стал экзотикой, Другим в своей стране, всего в 75 километрах (46 милях) от моего родного города Нови-Сад. В этой ситуации я стал своего рода представителем сообщества, единственным живым связующим звеном между этническим меньшинством и национальным большинством. Я часто задавался вопросом, как определить, что значит для меня быть русином. Меня учили, что этническая принадлежность часто связана не столько с генетикой, сколько с нашим культурным воспитанием, обычаями, верованиями и языком.

Является ли язык основой этнической идентичности русинов? – Однажды я проверил эту гипотезу, провел качественное исследование, нашел время, чтобы взять несколько интервью, пообщался с друзьями и семьей русинов. Теперь, когда я оглядываюсь назад на этот неуклюже сформулированный вопрос, мне интересно, можем ли мы действительно считать язык определяющей чертой чьей-либо связи с их этнической принадлежностью? И не для того, чтобы показаться элитарным или исключающим, но для меня это сыграло значительную роль в том, как я понял, что значит быть русином. У меня была возможность выучить его в рамках моего факультативного курса в начальной школе. Умение читать и писать на родном языке дает вам чувство гордости. Это дает вам силу, не похожую ни на что другое, поскольку я помню, как мои бабушка и дедушка, а позже и мои родители, говорили мне: «Ваша ценность исходит от ваших знаний и языков, на которых вы говорите». Теперь, когда я стал старше и на пути к изучению своего пятого языка, я чувствую, что получил преимущество, которого лишили многих людей.

Я вырос в основном двуязычным, говоря на двух славянских языках, что позволяет мне говорить с людьми из всех бывших югославских государств, а также с большинством восточных и западных славян. Что я считаю наиболее убедительным аргументом в пользу обучения ваших детей родному языку, так это то, что через язык вы изучаете культуру. Говоря на родном языке, мы продолжаем наследие наших предков, мы даже можем немного узнать о том, как они выражали себя, как другие языки и сообщества в их окрестностях повлияли на то, как они говорили. Как однажды сказали Сепир и Уорф1, язык влияет на мировоззрение и познание его носителей, и, таким образом, восприятие людей связано с их разговорным языком. Люди выражают себя, используя язык как инструмент, но этот инструмент содержит больше нюансов и смысла, чем просто утилитарная потребность передать свои мысли как можно более объективно и прямо. Я считаю, что языки – это сокровищница культуры, которую, если мы хотим обогатить, мы должны использовать и продолжать развивать.

Автор: MARINA SAKAČ 25 июня 2022 год

Вместе с вами, мы сделаем Русинский Мир лучше!

При копировании данного материала, либо использования в любом виде (печатном, аудио, видео) на своих ресурсах, просьба указывать источник https://rusinskiimir.ru/  и автора произведения: MARINA SAKAČ, в иных случаях будем обращаться в соответствующие инстанции (админам соц.сетей, и Суд). Фото использованы из открытых источников интернет пространства.

МАРИНА САКАЧ
Марина Сакач выросла в Нови-Саде, Сербия. В начальной школе у ​​нее была ободряющая учительница – Мария Бесерминьи, которая признала ее любознательность и подготовила ее к конкурсам по русинскому национальному языку – два года подряд она занимала второе и третье место. С юных лет она участвовала в сольных концертах, фольклоре и хоре в Русинском культурном центре в Нови-Саде, в просторечии известном как «Матька». Впоследствии она поступила в первую сербскую среднюю школу, гимназию Карловачка, где получила диплом по живым языкам. За это время она опубликовала ряд научно-фантастических рассказов и рассказов о путешествиях на русинском языке в журнале МАК. Следуя своей страсти к социальным наукам, она закончила бакалавриат по этнологии и антропологии на философском факультете Белградского университета. В это время она работала ассистентом на кафедре социокультурной антропологии исследовательского центра «Петница». Эта работа включала чтение лекций, подготовку теоретических и практических семинаров и наставничество в исследованиях старшеклассников. Кроме того, ее академические интересы привели ее к участию в четырех студенческих конференциях: двух международных – в Польше (2018 г.) и Словении (2019 г.); и две русинские конференции в Нови-Саде (2016 и 2018 гг.). Эти исследования были опубликованы в материалах конференции и в «Švetlosc» – издании по науке, литературе, культуре и искусству. В настоящее время она учится в магистратуре по социальной и культурной антропологии в Католическом университете Левена в Бельгии. В свободное время она любит научно-фантастические фильмы и литературу, а также пробует бельгийские блюда, закуски и широкий ассортимент пива.

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ ПРОЧИТАТЬ ПУБЛИКАЦИЮ В ОРИГИНАЛЕ

Language: The Cultural Treasury

BY MARINA SAKAČ

JUNE 25, 2022

Русинский Мир

“Words are events, they do things, change things. They transform both speaker and hearer; they feed energy back and forth and amplify it. They feed understanding or emotion back and forth and amplify it.” 

– Ursula Le Guin 

Growing up in Serbia as a Rusyn girl, I was always taught to be proud of my identity. I always spoke out about who I was, what my denomination was, and who my parents were. We always spoke Rusyn at home and Serbian with our friends. Some of my fondest memories with friends was when I had to teach them Rusyn commands for my dog because Lisa would not react unless you spoke to her in Rusyn. This was very normal to me. As I started going to school I wondered if other people spoke another language at home. But even if I stumbled upon people who were of another ethnicity, they didn’t share it as openly. Unfortunately, I was too young to understand that not all ethnicities enjoyed the same privilege as mine did. The war was still very vivid in everyone’s memory, Yugoslavia had fallen apart and with it the motto bratstvo jedinstvo (brotherly unity). 

The division between ethnicities, the privileges, and the public discourse on who was to be considered a friend or foe of Serbs became much more apparent when I started my undergraduate studies. In Anthropology I learned not only academically, but also through the personal stories of my colleagues. I was in the capital, Belgrade, studying about cultures, languages, religions, politics, and I was meeting people who came from different regions of Serbia and as well as other countries such as Bosnia and Herzegovina, Kosovo, Montenegro, and Japan. The discussions and friendships that developed throughout the years have become an invaluable source of inspiration for years to come. I became aware of the kind of status my community had accomplished in the northern region of Vojvodina, but outside of it, nobody had even heard of Rusyns. Our language is one of 6 official languages of the province. Yet I had somehow become the exotic, the Other, in my own country, only 75 kilometers (46 miles) from my hometown of Novi Sad. In this situation, I became somewhat of a spokesperson for the community, the only live connection between an ethnic minority and the national majority. I often wondered how to define what being Rusyn meant to me. I was taught that ethnicity often has less to do with genetics, and much more with our cultural upbringing, customs, beliefs, and language. 

Is language the basis of Rusyn ethnic identity? – I once tested this hypothesis, I did qualitative research, took the time to do some interviews, and talked to Rusyn friends and family. Now that I look back at this awkwardly framed question, I wonder, is language something we can actually consider to be the defining trait of one’s connection to their ethnicity? And not to sound elitist, or exclusionist, but for me, it played a significant role in how I understood what it meant to be Rusyn. I had the opportunity to learn it as part of my elective course in elementary school. Learning to read and write in one’s own language gives you a sense of pride. It gives you power unlike any other, as I remember my grandparents and later my parents telling me: “your worth comes from your knowledge, and the languages you speak”. Now that I am older, and on my way to learning my fifth language, I feel like I have been given an advantage that many people have been robbed of. 

I grew up basically bilingual, speaking two Slavic languages, which allow me to speak to people from all of the ex-Yugoslav states, and with most eastern and western Slavs. What I find to be the most compelling argument for teaching your children your mother tongue is that through language you learn the culture. By speaking our mother tongue we continue the legacy of our ancestors, we can even learn a little about how they expressed themselves, how other languages and communities in their vicinity influenced how they spoke. As once Sapir and Whorf1 said, language affects its speakers’ worldview and cognition, and thus people’s perceptions are relative to their spoken language. People express themselves using language as a tool, but this tool contains more nuance and meaning than just a utilitarian need to convey one’s thoughts as objectively and directly as possible. I believe that languages are a treasury of culture that if we want to enrich we must use, and keep developing. 


1: Sapir-Whorf were relativist linguists, their hypothesis can be found here: Whorf, B. L., & Carroll, J. B. (1984). Language, thought, and reality: Selected writings of Benjamin Lee Whorf. Cambridge, Mass: MIT Press.

Добавить комментарий

Иконка левого меню