Валерий Михайлович Разгулов размазывает историческими фактами, “ГОРЕ-знатоков” языковой политики Подкарпатской Руси XXI века. Не перевелись учёные мужи в Карпатской Руси. Это надо читать и смаковать.

Валерий Михайлович Разгулов размазывает историческими фактами, “ГОРЕ-знатоков” языковой политики Подкарпатской Руси XXI века. Не перевелись учёные мужи в Карпатской Руси. Это надо читать и смаковать.

Архивы раскрывают свои тайны: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ЯЗЫКОВОЙ ПОЛИТИКИ НА ПОДКАРПАТСКОЙ РУСИ – ХХI

Георгий Геровский – II

Вместо эпиграфа.

Дмитрий Скрип:

«Господин Разгулов! Почему вы навязываете эту свою догму жителям нашего края? Этим только отталкиваете от уважительного отношения к России многих коренных жителей края. Задумайтесь над этим. Ведь когда на этой земле жили русины, российского государства не было и в помине, а вы говорите, что мы русские».

Валерий Разгулов:

«Дмитрий, а когда научитесь думать, элементарно думать?! Я никому ничего не навязывал. За меня говорили архивные документы, патриоты нашего края. В том числе и братья Геровские. Поэтому, продолжение будет…».

Дмитрий Скрип:

«Вы в своём повествовании можете опираться на кого хотите, но опуститесь на землю и оцените факты исторические и нынешние, и не занимайтесь проповедью исторической небылицы про наш край…».

Валерий Разгулов:

«У каждого из моих оппонентов своё мнение на сей счёт. Считали братья Геровские, внуки Добрянского, так как и первый премьер-министр Подкарпатской Руси себя русскими – и это их право. Вот я о чём. Я о земном, а Вы мне приписываете вещи, о которых никогда не писал».

Владимир Лешко:

«Tatiana Svida. Судить о принадлежности народа к какому нибуть этносу по языку неблагородное занятие, потому что в Русинском языке намешано столько слов из других языков, которые трансформировались в русинский язык. А если говорить честно, то русинский язык есть чисто старославянский, на котором и происходят службы в православной церкви и то он сильно претерпел современные трансформации, а относительно того, кто мы, то я бы так сказал на примере своей семьи: если взять по отцовской линии – то там были и поляки, и словаки, и чехи. Но основа все-таки была русская по материнской линии. Дед был из молдавского рода, а бабушка была чисто русская или русинка или рутэнка как кому угодно, но это всё одно…».

Вместо предисловия.

В 1999 году московское издательство «Наука» выпускает пособие (авторы А. Камчатнов и Н. Николина) для студентов и преподавателей вузов «Введение в языковедение».

В нём маститые ученые утверждают:

«К восточнославянской группе относится русский язык с четырьмя наречиями:

  1. Великорусским (основные диалекты – северно-великорусский, южно-великорусский, западно-великорусский;
  2. Малорусским (основные диалекты – средненадднепровский, слобожанский, степной;
  3. Белорусским (основные диалекты – северо-восточный, юго-западный, полеский;
  4. Червонорусским (основные диалекты – галицийский, карпатский, буковинский)». (стр. 199).

Отсылаю своих оппонентов к этому изданию. Дискуссируйте с учёными мирового уровня!

Отдельно отмечу фундаментальное исследование профессора Г. Ю. Геровского о первом председателе Общества им. А. В. Духновича «Евмений Сабов и его труды на пользу русского просвещения на Карпатской Руси в довоенное время», в котором значительное место отведено анализу учебника русского языка Е. Сабова.

Учёный писал:

«В 1923 году было основано культурно-просветительское общество Духновича, члены которого считали себя наследниками общества св. Василия Великого, основанного в шестидесятых годах прошлого века.

Их целью стала защита старых литературных и языковых традиций Подкарпатской Руси. Его пожизненным председателем являлся уже упомянутый Евмений Сабов, автор довоенного учебника русского языка, долгие годы преподававший русский язык в ужгородской гимназии.

Довольно позднее основание этого общества местными Подкарпато-россами, оказавшимися неподготовленными к начавшейся борьбе за язык, было задумано как тормоз на пути к введению галицкого литературного языка, чуждого и неприятного подкарпатскому слуху и непривычного для глаз, вместо языка собственной довоенной письменности, считавшегося тождественным языку русской литературы.

В 1924 году вышла уже третья грамматика, отличавшаяся от предыдущих. Это – «Грамматика русскаго языка», изданная под редакцией Евмения Сабова…

Эта грамматика должна была стать связующим звеном литературного языка Подкарпатской Руси с языком довоенных грамматик:

  • Александра Духновича (1853),
  • Кирилла Сабова (1865),
  • Ивана Раковского (1867),
  • Евмения Сабова (1890),
  • Августина Волошина (1901 и 1919).

Одновременно с этим авторы грамматики полностью отождествляют подкарпатский вариант русского литературного языка с языком современной русской литературы». (Георгий Геровский // «Язык Подкарпатской Руси» /Москва. 1995 г. стр. 82-83).

В каких тяжёлых условиях приходилось ему работать, говорит такой факт:

В город Мукачево, где проживал учёный, приехал известный датский славяновед и попросил его сопровождать в поездках по Подкарпатской Руси, чтобы помочь ему ознакомится с местными диалектами.

Об этом узнала чехословацкая полиция и запретила Геровскому покидать пределы Мукачева.

Датскому профессору пришлось путешествовать одному. По возвращении он поделился с ним впечатлениями.

По его словам,

«Карпатская Русь напоминала чешскую колонию, наподобие английской колонии Индии». (Путями истории» Т. ІІ.с. 253). Кроме того, как и его брат, Алексей, Георгий Юлианович был под постоянным наблюдением. В какой-то мере, жандармские донесения, могут служить дополнительным материалом для изучения его насыщенной на события жизни.

Его работоспособности можно позавидовать, за короткое время он пишет исторические миниатюры;

  • «Князь Федор Кориатович»,
  • «Восстание нашего народа в 1703 году»,
  • Филологические работы,
  • «Грамматика Панькевича, как учебник родной речи на Карпатской Руси», опубликованная в пражском научно-педагогическом журнале
  • «Русская школа» №1 за 1936 год.

В ней он пишет:

«В этом учебнике излагается совершенно чуждый и для Карпатской Руси необычный галицко-украинский язык.

Потому учебник Панькевича, похожий на учебники, какие были в употреблении в Галичине в австрийское время, вызвал на Карпатской Руси справедливые возражения». Такая категоричность суждения многим не нравилась. Создавались различные препятствия научной работе ученого языковеда. На его защиту выступила газета «Словенский Глас». В № 198 за 1938 год, она рекомендовала назначить Г. Ю. Геровского руководителем вновь созданной кафедры «карпато-русского языка и литературы» в Братиславском университете. Куда он так и не был принят.

Спустя семь дней после публикации в «Словенском Гласе», 25 июня, в Мукачеве состоялось учредительное собрание Общества Наук и Искусств Подкарпатской Руси. Целью Общества являлась организация исследовательской работы и издание научных трудов. Общество ставило перед собой задачу объединить все научные силы, готовить новые научные кадры, изучать историю края. Общество имело отделения: историко-филологическое, естественно-научное, искусства. Его председателем единогласно избрали 52-летнего Г. Ю.Геровского. («Русский Народный Голос». Ужгород. 8 июля 1938 г.).

Карпато-русский литератор и краевед, до конца жизни оставался русофилом, Иван Федорович Комловши, рассказал мне, как он, в то время студент Мукачевской учительской семинарии, служил секретарем у Георгия Юлиановича. Он отметил эрудицию, скромность и огромную работоспособность учёного. В то же время он находил время поговорить с молодым человеком, давал почитать книги из своей уникальной библиотеки.

Возможно, тогда и зародилась идея у Ивана Федоровича самому собрать Карпатику;

  1. Книги,
  2. Газеты,
  3. Журналы,
  4. Календари,
  5. Альманахи,
  6. Письма.

Слава, о которой давно перешагнула границы Закарпатья.

Грожусь, что мой, земляк, береговчанин, разрешал пользоваться своим уникальным собранием, в том числе и публикациями братьев Геровских. А ещё, в середине 90-х, был членом редколлегии, учрежденной и финансированной мною «Карпатской панорамы, которая регулярно выходила два раз в месяц на русском, русинском, украинском и венгерском языках.

После того как венгерские войска заняли всю Подкарпатскую РусьГ. Ю. Геровского в середине 1939 года арестовывают по подозрению а «панславизме» и антивенгерской пропаганде, однако в его деятельности не выявили противозаконности, и он был освобождён. (Валерий Разгулов «Без прошлого – нет и будущего». «Единство-плюс» 15 октября 1994 г.).

В 1941 году в ужгородской типографии Лам и К, под редакцией Г. Геровского и В. Крайняницы выходит «Разбор грамматики угрорусского языка», в составлении которого принимали участие преподаватели русского языка ужгородской, мукачевской и хустской гимназий.

По этому поводу ужгородская газета «Русское Слово» от 2 марта 1941 год писала:

«Разбор грамматики…» дает полную картину истории угрорусского литературного языка, как он практически слагался, а равно перечисляет и те многочисленные истории, которые при этом с ним случались. Всякий, прочитавший эту книгу, будет иметь ясное и каждому доступное представление об истории, фонетике, морфологии и синтаксисе родного языка, о размерах отличия его от русского или украинского литературных языков, равно как о мере различия разговорного и письменного языка у каждого народа».

(Автор намерен одну из глав посвятить этой уникальной книге).

Поэтому, не случайно учительское Товарищество Подкарпатской Руси заказывает профессору написать отзыв о книге В. Бирчака «Літературні стремління Підкарпатської Русі», изданной в типографии «Школьная помощь вторым дополнительным тиражом в 1937 году. В создании «Истории угрорусской литературы в изложении Володимира Бирчака» ему активную помощь оказывал преподаватель, а затем директор русской гимназии в Мукачеве В. А. Попович.

Работа была отпечатана в ужгородской типографии Юлия Фелдешия в 1943 году и давно стала библиографической редкостью. Опус же Бирчака факсимильным способом был издан в 1993 году.

Учитывая, что в скором времени работа Г. Ю. Геровского вряд ли будет вновь напечатана, приведу выдержки из неё;

1.«… С особенной нескрываемой неприязнью и всегда в кавычках автор говорит о русском литературном языке, употребление которого в ХІХ столетия и у современных писателей автор не может простить угрорусам, считая это почему-то признаком величайшей отсталости (!) и последствием «отсутствия всякой духовной культуры». Рассуждение автора на счёт языка, находятся в полной противоположности с данными науки. Хотя он и считает нужным уделять столько внимания истории языка, какой употреблялся на протяжении веков в угро-русской письменности…, но все же, он очень далёк от действительного понимания этих вопросов, которые он совсем не исследовал…» …

Окончание в следующем выпуске.

Валерий Разгулов, историк-архивист-краевед.

Вместе с вами мы сделаем Русинский Мир лучше!

При копировании данного материала, либо использования в любом виде (печатном, аудио, видео) на своих ресурсах, просьба указывать источник https://rusinskiimir.ru/  и автора Валерий Михайловича Разгулова, в иных случаях будем обращаться в соответствующие инстанции (админам соц.сетей, и Суд). Фото использованы из открытых источников интернет пространства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Иконка левого меню