Русинский поэт и писатель И. Петровций “Тогда, склонившись перед своей дорогой, перед своей ненавистной женщиной, перед неотвратимой и нещадной Музой и почтительно целуя ей руку…”

Русинский поэт и писатель И. Петровций “Тогда, склонившись перед своей дорогой, перед своей ненавистной женщиной, перед неотвратимой и нещадной Музой и почтительно целуя ей руку…”

ГРЕЧНЫЙ СТРЕЛЕЦ

Проезжая по лесу, он велел остановиться у стрельбы и сказал, что ему было бы приятно выпустить несколько шаров, чтобы убить Время. Убивать это страшилище, является ли это самым постоянным и законным занятием каждого? И любезно протянул руку своей дорогой, очаровательной и ненавистной женщине, этой таинственной женщине, которой благодарен столькими утехами, столькими болями, а, возможно, и уважительной судьбой своего гения.

Несколько шаров ударило поодаль определенной цели; одна же даже попала в потолок; но когда это миловидное создание безумно расхохоталось, беря на умы неловкость своего мужа, он резко повернулся к ней и сказал: «Посмотрите-ка на ту куклу, там, дело, на куклу, которая так высоко задирает нос. Так вот, ангел мой, я представляю, что это вы». И он закрыл глаза, и нажал на курок. Голову кукле снесло вчистую.

Тогда, склонившись перед своей дорогой, перед своей ненавистной женщиной, перед неотвратимой и нещадной Музой и почтительно целуя ей руку, добавил: «О ангел мой дорогой, как я благодарен вам за мое мастерство!».

Автор: Иван Петровций

Вместе с вами мы сделаем Русинский Мир лучше!

При копировании данного материала, либо использования в любом виде (печатном, аудио, видео) на своих ресурсах, просьба указывать гиперактивную ссылку на источник https://rusinskiimir.ru/  и автора Иван Петровций, в иных случаях будем обращаться в соответствующие инстанции (админам соц.сетей, и Суд). Фото использованы из открытых источников интернет пространства.

ГРЕЧНИЙ   СТРІЛЕЦЬ

Проїжджаючи в ридвані лісом, він звелів зупинитися побіля стрільбища й сказав, що йому було б приємно випустити кілька куль, аби убити Час. Убивати оце страшидло, чи жне є то найбільш постійним і законним заняттям кожного? І люб’язно простягнув руку своїй дорогій, чарівній і ненависній жінці, оцій таємничій жінці, якій завдячує стількома втіхами, стількома болями, а, можливо, й поважною долею свого генія.

Декілька куль вдарило оддалік визначеної цілі; одна ж на­віть потрапила в стелю; та коли це миловидне створіння шале­но зареготало, беручи на глузи незграбність свого чоловіка, він рвучко повернувся до неї і сказав: «Подивіть-но на ту ляльку, там, справа, на ляльку, що так пихато задирає носа. Так ось, янголе мій, я уявляю, що це – ви». І він зажмурив очі, і на­тиснув на курок. Голову ляльці знесло начисто.

Тоді, схилившись перед своєю дорогою, перед своєю ненавис­ною жінкою, перед невідворотною й немилосердною Музою і шанобливо цілуючи їй руку, додав: «О янголе мій дорогий, як я вдячний вам за мою майстерність!».