ГЕЛЕНА МЕДИШИ Языковая политика и языковые нормы руснаков, лемков.

ГЕЛЕНА МЕДИШИ Языковая политика и языковые нормы руснаков, лемков.

Планируемый язык можно определить по-разному, в зависимости от аспектов и подходов к этому явлению.

В нашей сфере применяется такое определение языкового планирования и языковой политики, где основное различие между этими двумя понятиями определяется по критерию звукоязыковой и звукоязыковой деятельности, где планируемая речь включает в себя процесс принятия решений о нормы, которые имеют лингвистическую основу (звукоязык) и составляют принципы нормирования.

Ked toti pôniaca odrzezuême spram pła dєєlnosci, но планируемый язык ограничивается языком системы, а субъектом действия языковой политики не является язык. G̀u tomu, запланированный язык nê musi mac lêm официальный персонаж;

В нем могут участвовать отдельные лица и группы, не входящие в государственные учреждения, разрабатывающие языковую политику. Введенный новый мировой порядок произвел революцию во многих областях человеческой природы:

изменение общественного строя и имущественных отношений, иное расслоение населения, доходы, ведущие к массовой миграции, движение населения, обусловленное улучшением экономического и транспортного связи и влияние средств массовой информации.

Первым подтверждением нового осознания, приобретения и потребности в области языковой политики и планирования русинского языка стала Совитова в Бардейовских банях в конце 1992 г. На основе выводов этого соглашения в Словакии была завершена кодификация русинского языка, которая была утверждена в январе 1994 г.

Хотя русинистика не дала подробного описания современной языковой ситуации, что является первоочередной социолингвистической задачей, и в то же время, выступая перед русским лингвистическим сообществом, не являющимся социолингвистически ориентированным, русинская языковая ситуация никому не известна. Зошич.

В чем основная проблема?

Основной проблемой и бездействием в области планирования русинского языка является сегментация языка, отсутствие всеобъемлющей, полной и единой точки зрения наблюдения с четко определенными целями и методами роботов.

Поэтому одной из неотложных задач, стоящих перед нашими культурно-научными роботами, является научно-обоснованное описание русинской языковой ситуации, охватывающее всю социально-коммуникативную систему, включая ее подсистемы, с главной целью – установление и развитие русинской языковой политики. , опираясь на объективную и научную основу.

Теоретическая основа языкового планирования, рассматриваемая таким образом, охватывала, помимо лингвистической, социологическую и политическую составляющие.

После больших переоценок и презумпций они были переоценены в лингвистической научной и профессиональной литературе, в сфере междисциплинарного сотрудничества, предметом которого является языковая политика, наиболее подходящая для русинской языковой ситуации, был создан плановый язык на основе модели полицентрической стандартизации.

Прикметник полицентрични упут’юје на значене розчленения на вецей штредки, т.е. на выходзе даякого, иншак единственного зявенья, соз вецей центрох.

Практически это означает, что языковая политика и языковое планирование могут быть достигнуты в русинском языковом сообществе через включение русинских социокультурных ресурсов в русинское языковое пространство.

При пренахождении ришеньо ще пришлось перейти к обзору опыта, результатов и выводов к сильным ще приледко ще сички русин социокультурных стредкох, а также в щвеце, дзе модели полицентричных изичній станиції не таки рди слабости.

Языковые варианты (разновидности) ше зявюю практически все кеды языка хаснує вечей як эдна нациа. Например, литературный английский неодинаков в Англии и США, языковая реальность в Австралии или Новой Зеландии в очередной раз меняется, а самые бедные страны — это англоязычные страны на всех континентах.

Португальский в Бразилии такой же, как в Португалии, а испанский в Аргентине отличается от испанского в Испании, и оба отличаются от Мексики.

Любой арабский литературный язык nê êdnaki u rižnih zemoh dze še go hasnuê, a taki prikladi u shvece êst nadosc. Протагонисты зближованья вариантов Русинского изика мая, в конце концов, в оглядзе один большой шанс хтору тото зблизованье отвера культуры.

Они глубоко завидуют тем, кто не желает выходить из узкого культурного рынка. Наши русинские варианты тоже попадают в пространство между подпольными читателями и взаимным отчуждением.

Трудно понять, на чьей стороне оказывается интерес нашей культуры среди такого колебания.

Ясно, например, что немногие меняют свои добрые книжки и журналы, когда бизнес ше мушели ограничили на гевто со друковане у едним соз наших шредкох. I procivnê, këlo bizme vecej taki teksti čitali ked bi nê bulo rozliki yaki zaš lém tu.

Або, что еще важнее: некоторые бизме булы богаче при бизме иностранных произведений, литературных або фахови, они не переводили два и более раз, а при бизме вместо того, столько же других переводных книг.

других преложених кнїжкох. 

Др Гавриїл Костельник. Русинский Мир

Русины в Воеводине, как известно, были нормированы с самого начала (в 1923 г. была опубликована Грамматика бачванско-русского бешеда доктора Габра Костельника); это сделали русины в Словакии и лемки в Польше.

Задача языковой нормы, по традиции, эксплицируется из имплицитной языковой конвенции.

Он охватывает орфографическую норму (правила написания), орфоэпиальную (строгие правила), морфологическую (правила словообразования и грамматические формы), синтаксико-семантические (правила словообразования) и лексические нормы (правила спряжения слов), которые требуют правописания, грамматики и лексики.

Такая эксплицитная, согласованная, кодифицированная и институционализированная языковая конвенция, в результате нормализации языка на шикарных уровнях жизни, трансформации и анализа, должна быть облапирована исче даскело, ззанидзбовани над изначально признанными сегментами.

Это текстовая норма (правила оформления текста, дискурса, речи), стилистическая или жанровая норма (правила стилистически и жанрово-маркированных языковых образований), прагматическая или контекстуальная норма (правила приспособления языковых средств к неязыковому контексту – в сроки изготовления и толкования) сообщений).

Такая всеобъемлющая и искусственная языковая норма могла затемнить все языковые знания (как компетенцию кода, языковой системы, так и компетенцию общения, использование языка), но также и использование языка, всеобъемлющее как в возможном, так и в направления – как произведенные, так и интерпретированные с помощью языка сформированных сообщений.

Стандартизированный язык функционирует так же, как и стандартный, но, как известно, норма носит консервативный характер, а это значит, что она еще застановочна, онеможливична (когда ее неправильно торопят), т. языка.

Же ше эй тото до конча нї̀да нэ удава, шведоча велї приклади в истории человеческих цивилизаций. Упомяну, например, данные о том, что литературный сербский язык в значительной степени изменился по сравнению со стандартом, предусмотренным и предписанным нормой Вука Стефановича Караджича.

Поэтому для языковой нормы у нас есть и другие задачи: прогнозирование и приспособление эволюции языка к наиболее эффективной способности к общесоциальному и культурному развитию, т. е. изменение его к потребностям.

Это означает, что стандартизованный, стандартный язык подвержен изменениям, позволяющим ему приспособить свою организацию и ресурсы к потребностям коллектива, т. е. к культуре своего инструмента, но обладает особенностями и относительной устойчивостью (изменения значительно меньше даже в нестандартизированном языке, viêdnacheni и т. д.).

Это дает нам право использовать стандартизированный язык в функциях стандартного языка, эластично стабильного или гибкого. Итак, уважаемая языковая норма и литературный язык, любое слово коротко, просто и легко.

Как систематизировать язык?

Систематизация процедур, которые следует провести для достижения стандартного языка, навеяна известной дискуссией социолингвистов по этому вопросу, а именно:

  • 1. вибрация (отбор),
  • 2. описание (описание),
  • 3. предписание (кодификация),
  • 4. разработка (разработка),
  • 5. прилапование (принятие),
  • 6. применение (внедрение),
  • 7. расширение (расширение),
  • 8. пестованье (культивация),
  • 9. вредованье (оценка),
  • 10. пересмотр (реконструкция) норм.
  1. Паннонские русины для достижения литературного языка использовали конкретную разновидность (диалект, социолект) как основу языковой нормы, керестурийскую народную речь, общими признаками которой являются шлідзи, почитуе и предписуе. Русины по-словацки взяли за основу азическую норму русинска беду снинскей и либирскей котліни. В Рейнских социокультурных центрах по-разному поступили в плане виберанью критериев, по которым будет прописана языковая или диалектная (социолектн) основа языковой нормы и будущего литературного языка. В современных начальных школах по географическому признаку берутся диалектные черты крупных городских (административных, политических, экономических, культурных) центров, например Пекина в Китае, Токио в Японии, Москвы в России и т. случаи в роли стандартного языка, по критериям авторитета, языка избранных, оккупантов, колонизаторов, яков и языка привилегированных социальных пород (испанский и португальский в Центральной и Южной Америке).
  2. Яркий язык нормовского языка (то есть диалектный или социолектуальный базовый язык) затем используется описателем в описательной, описательной лексике и грамматике, а также в статуарном стандарте. Этот этап можно оставить лингвистическим роботам и их компетенции.
  3. Кодификация представления нормативного порядка в верхнем смысле этого слова, а также раскрытие правильных нормативных словников, грамматикох, приручников орфописного типа. Праве с кодификацией зазической нормы, которая в языковом смысле предписывает правила управления выбором и истолкованием изобразительных средств, правила, которые в этом смысле уже обязывают беседных предателей о би зазик, применялись в коммуникативных и творческих процедурах.
  4. В стадии разработки, проработки, вибрации, описанной и предписанной (кодифицированной) нормативной начальной школе необходимо развиваться, т.е. структурно и функционально она приспособила бы его к реальным, сложным и постоянно меняющимся социальным и культурным, коммуникативным и творческим потребностям. Это робот, процесс, который практически никогда не закончится. В своем развитии язык отражает структуру общества и культуры, а также, условно связанные, желания в породах и создает дополнительные средства и различные разновидности (стили). На тот способ она способна, как эффективный инструмент, обслуживать ежедневно каждую неделю потребления, а также искусство, науку, журналистику, право, политику, технику и т.д.
  5. Язык может взять на себя функцию литературного языка только тогда, когда общество (орудие его общения и творчества) начнет применять его на практике — образование, средства массовой информации, наука, администрация, судебная система — и когда правительство с юридическими действует, придает ему статус стандартного языка. Поэтому «официальную» процедуру лучше отделить от процедуры фактического применения, которая основана на прикладных, прикладных нормах в шикарных сферах жизни и роботах.
  6. Паннонские русины стандартизировали свой язык в 1923 году, но он даже не был признан официальным языком до 1974 года, а значит, гораздо позже.
  7. Же би витворел свой циль и ролога, норомовани язик у фанкционного язика муши дожиц экспансию (и территориальную, и социальную, и горизонтальную, и вертикальную), видрилююци застати территориальни бедни вариации и вариэтети.
  8. Культивируемые нормы, через своих учеников, взращиваемые и пропагандируемые в школе, видимая деятельность, через вмешательство лектора и средств массовой информации, при поддержке общества, представляет собой одно из важнейших звеньев в цепи процессов, которые нельзя обойти в дорогом, воспитанном стандартный язык.
  9. Язык подлежит непрерывной оценке. Так ше обеспечелује механиєзем преверёваня, предценіваня и оценіваня продажи ценсоси стандарного язика гё актуальним продужном друзьтва и пойдинцох.
  10. Когда необходимость изменения нормы подтверждается, она дает толчок к ее перестройке. Реконструкция, как правило, предполагает обновленное описание новых потребностей и разработку языковых средств их удовлетворения. З з тим она завера круга поступков у нормативных документов и творенью стандартного языка и обеспечены их прерастанье до цикличного процесса хтори воламе планаване языка. Preto planovanje yazika nê robota lêm yazičaroh, alê и другие факторы, такие как школы, культурные и научные учреждения, смотровые площадки, средства массовой информации.

резюме

Южно-паннонский, воеводинский русский (руснацкий) в Воеводине и Горватске, русинский (выходнярский) в Словакии, закарпатский русинский на Украине и лемковский русинский (в Польше) вариант русинского языка – наиболее хорошо выраженный терашный изичного.

В русинских дебатах о языковой политике и языковом планировании подчеркивалось право на многообразие и многообразие, была создана и введена в политический дискурс известная формула о единстве в многообразии, многообразии и нашем богатстве. Научно обоснованное описание русинской языковой ситуации, как уже было сказано, затемнило бы всю социальную и коммуникативную систему, что способствовало бы дальнейшему развитию русинской языковой политики.

Алиби дошлідней науковости не годзен нас век змицъ одъ исторического гриху оклевацкей неодвичательноcти. В самом конце мы должны проверить себя: можем ли мы иметь уникальную языковую политику в русинистике? Здобува ше упеичаток же е че можеме мак, але же бизме ю, з второго боку, завали мак.

Такие парадоксальные утверждения прикрепляются к поэтическим словам, а в научном дискурсе могут использоваться в словесном споре. Терашня ясноcть у розликох могла би, зaззaемним вузоваваньом и правдиву наукoску, buc pre-conditioner расчетного сбіжованя и векшей согласованности у язічной политики и плананню русинского (русинско-русского/руснацкого, лемковского) языка.

Найстарша хижа у Руским Керестуре. Русинский Мир.

Автор: МР ГЕЛЕНА МЕДЄШИ 30 июля 2022 год

Вместе с вами мы сделаем Русинский Мир лучше!

При копировании данного материала, либо использования в любом виде (печатном, аудио, видео) на своих ресурсах, просьба указывать источник https://rusinskiimir.ru/, МР ГЕЛЕНА МЕДЄШИ, в иных случаях будем обращаться в соответствующие инстанции (админам соц.сетей, и Суд).

Здесь вы можете прочитать статью в оригинале:

Планованє язика мож дефиновац на рижни способи, у зависносци од аспектох и приступох ґу тому феномену. На наших просторох прилапена така дефиниция планованя язика и язичней политики дзе основна дистинкция медзи тима двома поняцами виведзена по критерию знукаязична и звонкаязична дїялносц, дзе планованє язика подрозумює процес приношеня одлукох о норми хтори линґвистично обгрунтовани (знукаязични) и хтори творя принципи нормованя. Кед тоти поняца одредзуєме спрам поля дїялносци, вец планованє язика огранїчене на язик як систему, а предмет дїйствованя язичней политики нє лєм язик. Ґу тому, планованє язика нє муши мац лєм службени характер; у нїм можу участвовац и поєдинци и ґрупи, звонка урядових институцийох дзе ше креирує язичну политику. Запровадзованє нового шветового порядку принєсло преврат у шицких доменох чловекового жица: пременєна дружтвена система и власнїцки одношеня, иншака стратификация жительства, приходзи до масовнєйших миґрацийох, мишанє жительства условене з лєпшима економскима и транспортнима вязами и уплївом масмедийох.

Перше потвердзенє новей свидомосци, похопйованя и потребох у обласци язичней политики и планованя русинского язика було Совитованє у Бардейовских купельох концом 1992. року, хторе по своєй значносци здобуло епитет першого конґресу русинского язика. На основи заключеньох з того совитованя, у Словацкей окончена кодификация русинского язика, преглашена у януаре 1994. року. Гоч русинистика нє дала подполни опис сучасней язичней ситуациї, цо примарни социолинґвистични задаток, и при тим, дзекуюци насампредз рижним линґвистичним роботом хтори нє лєм социолинґвистично ориєнтовани, русинска язична ситуация нє зошицким нєпозната.

Цо основни проблем?

Основни проблем и нєдостаток дїйствованя у обласци планованя русинского язика то сеґментарносц залапйованьох, нєдостаток свидомей, комплетней и єдинственей перспективи спатраня, з точно одредзенима цилями и методами роботи. Прето єден з наглих задаткох хтори були пред нашима културнима и науковима роботнїками то науково засновани опис русинскей язичней ситуациї хтори мал облапиц цалу дружтвено-комуникацийну систему, уключуюци и шицки єй подсистеми з главним цильом – установиц и розробиц русинску язичну политику, на подлоги обєктивно и науково утвердзених фактох, спознаньох и проґнозох язичного розвою. Так видзени теорийни основи язичного планованя облапяли, окрем линґвистичних, и социолоґийни и политични компоненти. По велїх преценьованьох и думаньох яки виражени у линґвистичней науковей и фаховей литератури, у обласцох интердисциплинарного сотруднїцтва чий предмет язична политика, найпримеранше ґу русинскей язичней ситуациї було плановац язик по моделу полицентричней стандардизациї. Прикметнїк полицентрични упут’ює на значенє розчленьованя на вецей штредки, т.є. на виходзенє даякого, иншак єдинственого зявеня, зоз вецей центрох. Практично, то значи же би ше до язичней политики и планованя язика могло у русинскей язичней заєднїци дойсц лєм през уключованє шицких социокултурних штредкох русинского язичного подруча до тей зложеней дїялносци. При пренаходзеню ришеньох ше мушело вжац до огляду искуства, резултати и заключеня до яких ше пришло у шицких русинских социокултурних штредкох, а тиж так и у швеце, дзе модел полицентричней язичней стандардизациї нє таки ридки случай.

Язични вариянти (вариєтети) ше зявюю практично вше кед исти язик хаснує вецей як єдна нация. Так наприклад литературни анґлийски нє исти у Анґлиї и у ЗАД, язична стварносц у Австралиї або на Новим Зеланду знова цошка треце, а най нє начишлюєме други жеми анґлийского язичного подруча ширцом по рижних континентох. Портуґалски у Бразилє иншаки як гевтот у Портуґалиї, тиж так як цо ше и шпански у Арґентини розликує од гевтого у Шпаниї, а обидва од гевтого у Мексику. Анї арабски литературни язик нє єднаки у рижних жемох дзе ше го хаснує, а таки приклади у швеце єст надосц. Протаґонисти зблїжованя вариянтох русинского язика маю, на концу, у оглядзе єдну вельку шансу хтору тото зблїжованє отвера култури. Глїбоко су свидоми нєвольох яки виходза з узкосци културного тарґовища. Нашо русински вариянти ше тиж рушаю у просторе медзи подполну читлївосцу и взаємну оцудзеносцу. Нє чежко розумиц на хторим ше боку находзи интерес нашей култури у розпону такей осцилациї. Ясне, наприклад, кельо бизме менєй свойо добри кнїжки и часописи читали кед бизме ше мушели огранїчиц на гевто цо друковане у єдним зоз наших штредкох. И процивнє, кельо бизме вецей таки тексти читали кед би нє було розлики яки заш лєм ту. Або, цо можебуц ище важнєйше: кельо бизме були богатши кед бизме странски твори, литературни або фахови, нє прекладали два або вецей раз, алє кед бизме место того мали исте число других преложених кнїжкох. 

Др Гавриїл Костельник. Русинский Мир

Руснацох у Войводини, як знаме, нормовани од скорей (1923. року вишла Граматика бачваньско-рускей бешеди др Ґабра Костельника); тото зробели и Русини у Словацкей, а и Лемки у Польскей.

Задаток язичней норми, по традицийних похопеньох, иншак з имплицитней язичней конвенциї справиц експлицитну. Вона облапя ортоґрафийну норму (правила писаня), ортоепийну (правила вигваряня), морфолоґийну (правила твореня словох и ґраматичних формох), синтаксичносемантичну (правила формованя виреченьох) и лексичну норму (правила хаснованя словох), за цо потребни правопис, ґраматика и словнїк. Так похопена експлицитна, виєдначена, кодификована и институционализована язична конвенция, як резултат поступкох нормованя язика на шицких уровньох його живота, виражованя и анализи мушела би облапиц ище даскельо, звичайно занєдзбовани або лєм начално припознавани сеґменти. То текстуална норма (правила оформйованя тексту, дискурсу, бешедней подїї), стилска або жанровска норма (правила оформйованя стилски и жанровски означених язичних формацийох), праґматична або контекстуална норма (правила прилагодзованя язичних средствох ґу нєязичним компонентом контексту – у виборе и хаснованю продукциї и интерпретациї сообщеньох). Лєм так похопена и витворена язична норма могла би облапиц цале язичне знанє (и компетенцию коду, язичней системи, и компетенцию комуникациї, хаснованя язика), алє и хаснованє язика, похопене у обидвох можлївих напрямох – и як продукованє и як толкованє з язиком оформених сообщеньох. Нормовани язик функционує як стандардни, алє познате, тиж так, же норма по своєй природи конзервативна, цо значи же ше намага застановиц, онєможлївиц (кед ше ю нєправилно похопи), односно спомалшиц спонтани або доцильни розвой язика. Же ше єй тото до конца нїґда нє удава, шведоча велї приклади у историї людских цивилизацийох. Спомнєме лєм податок же ше, наприклад, нєшкайши стандардни сербски язик у велїм койчим пременєл у одношеню на стан яки предвидзени и предписани зоз норму Вука Стефановича Караджича. Прето за язичну норму гвариме же ма и иншаки задатки: предвидзовац и унапрямовац еволуцию язика же би вон на найефикаснєйши способ шлїдзел общи дружтвени и културни розвой, односно пременєни потреби. То значи же нормовани, стандардни язик вшелїяк подпада под пременки яки оможлївюю же би свою орґанизацию и розполагаюци средства прилагодзел ґу потребом колективитету односно ґу култури чий є инструмент, алє ма характеристики и релативней стабилносци (пременки у нїм иду зрозмирно помалши як у нєнормованим язику, зявеня виєдначени итд.). Тото нам дава право повесц за нормовани язик у функциї стандардного язика же є еластично стабилни або флексибилни. Значи, драга до язичней норми и стандардного язика анї кус нє кратка, проста и лєгка. 

Як ше систематизує язик?

Систематизация поступкох яки треба подняц же би ше до стандардного язика дошло инспирована з познату дискусию социолинґвистох о тей проблематики, а то: 1. виберанє (селекция), 2. описованє(дескрибция), 3. предписованє(кодификация), 4. розробок (елаборация), 5. прилапйованє (акцептуация), 6. применьованє (имплементация), 7. ширенє (експанзия), 8. пестованє(култивация), 9. вреднованє (евалуация), 10. преправянє(реконструкция) норми.

1. Же би дошли до стандардного язика, панонски Руснаци за основку язичней норми вжали конкретни вариєтет (диялект, социолект), керестурску народну бешеду чийо общи прикмети норма шлїдзи, почитує и предписує. Русини у Словацкей вжали за основку язичней норми русинску бешеду снинскей и либирскей котлїни. У рижних дружтвених и културних штредкох ше розлично поступело при вибераню критерийох по яких ше будзе предписовац язичну або диялектну (социолектну) основку за язичну норму и будуци стандардни язик. У даєдних жемох за основку, по ґеоґрафским критерию, брало ше диялектни прикмети вельких городских (административних, политичних, економских, културних) центрох як, поведзме, Пекинґ у Китаю, Токио у Японє, Москва у Русиї итд., алє єст и случаї же ше у улоги стандардного язика, по критерию авторитета, надрилї язик заберачох, окупаторох, колонизаторох, як и язик привилеґованих дружтвених пасмох (шпански и портуґалски у Централней и Южней Америки).

2. Вибрани язик хтори ше сце нормовац (односно його диялектну або социялектну основку) ше потим муши описац у дескрибтивних, описних словнїкох и ґраматикох и констатовац стан. То фаза хтора може буц препущена лєм линґвистичним роботнїком и їх компетенцийом.

3. Кодификация представя нормативни поступок у узшим смислу слова, а подрозумює правенє нормативних словнїкох, ґраматикох, приручнїкох правописного типу. Праве з кодификацию язичней норми ше у линґвистичним смислу предписує правила за руководзенє при виборе и хаснованю язичних средствох, правила хтори у тим смислу вец обовязую бешедних представительох же би язик хасновали у комуникациї и творчих поступкох.

4. У фази розробку, елаборациї, вибрану, описану и предписану (кодификовану) нормативну основку ше муши розробиц, т.є. структурално и функционално оспособиц же би ше прилагодзела ґу стварним, а зложеним и нєпреривно пременлївим дружтвеним и културним, комуникацийним и творчим потребом. То тирваца робота, процес хтори ше, практично, нїґда нє закончує. У своїм розвиваню, язик одражує структуру дружтва и култури так же ше, условно поведзене, дзелї на пасма и твори окремни средства и бешедни вариєтети (стили). На тот способ ше оспособює, як ефикасни инструмент, обслуговац каждодньово бешедни потреби, алє и уметносц, науку, новинарство, право, политику, технолоґию итд.

5-6. Язик може превжац функцию стандардного язика аж теди кед го дружтво (чий є комуникацийни и творчи инструмент) почнє применьовац у пракси  образованю, средствох масовного информованя, науки, администрациї, правосудстве – и кед му додзелї урядово, з одвитуюцима правнима актами, статус стандардного язика. Прето лєпше роздвоїц поступок „службеного”, урядового (5) од поступку стварного прилапйованя (6), хтори ше виражує през применьованє, хаснованє норми у шицких обласцох живота и роботи.

Панонски Руснаци нормовали свой язик 1923. року, алє вон як службени язик припознати аж 1974. року, значи вецей як пейдзешат роки познєйше.

7-8. Же би витворел свой циль и улогу, нормовани язик у функциї стандардного язика муши дожиц експанзию (и териториялну, и социялну, и горизонталну, и вертикалну), видрилююци застати териториялни бешедни варияциї и вариєтети. Култивованє норми, през єй ученє, пестованє и пропаґованє у школи, видавательней дїялносци, през лекторски интервенциї и масмедиї, з потримовку дружтва, представя єдну з найважнєйших карикох у ланцу поступкох хтори нє мож заобисц на драги ґу оспособеному стандардному язику.

9-10. Язик подпада под нєпреривне вреднованє. Так ше обезпечує механїзем преверйованя, предценьованя и оценьованя прилагодзеносци стандардного язика ґу актуалним потребом дружтва и поєдинцох. Кед же ше за пременку норми утвердзи потреба, вона дава импулс за єй реконструкцию. Реконструкция, по правилу, подрозумює ознова описованє нових потребох и одвитуюцих язичних средствох за їх задоволєнє. Зоз тим ше завера круг поступкох у нормативних дїялносцох и твореню стандардного язика и обезпечує їх прерастанє до цикличного процесу хтори воламе планованє язика. Прето планованє язика нє робота лєм язичарох, алє и других факторох як цо школа, културни и науково институциї, видавательни хижи, масмедиї.

Резиме

Южнопанонска, войводянска руска (руснацка) у Войводини и Горватскей, русинска (виходнярска) у Словацкей, закарпатска русинска у України и лемковска русинска (у Польскей) вариянта русинского язика – найлєпше означенє терашнього язичного стану. У русинистичних розгваркох о язичней политики и планованю язика доминує наглашованє права на розличносц и розликованє, та так и створена и зоз фразеолоґиї политичней бешеди унєшена позната формула о єдинстве у розликох, о розликох як нашим богатстве. Науково засновани опис русинскей язичней ситуациї хтори, як спомнуте, ма облапиц цалу дружтвено-комуникацийну систему же би ше розробело русинску язичну политику вшелїяк потребни, алє до ньго нє дойдземе анї лєгко, анї швидко, та грожи опасносц же ше, док линґвисти описую факти и обєктивизую спознаня, найчарнєйши проґнози претворя до нєобєдиньованя русинского комуникацийного простору. Алиби дошлїдней науковосци нє годзен нас вец змиц од историйного гриху оклєвацкей нєодвичательносци. Мушиме ше на самим концу опитац сами себе: можеме ми вообще мац єдинствено поставену язичну политику у русинистики? Здобува ше упечаток же ю чежко можеме мац, алє же бизме ю, з другого боку, требали мац. Таке парадоксалне твердзенє прилаплїве у поетским вислове, а у науковим дискурсу може дїйствовац як пробованє вербалного вицагованя зоз нєприємней ситуациї. Терашня ясносц у розликох могла би, зоз взаємним уважованьом и правдиву науковосцу, буц предусловиє рационалного зблїжованя и векшей согласносци у язичней политики и планованю русинского (русинского –руского/руснацкого, лемковского) язика.

Найстарша хижа у Руским Керестуре Русинский Мир

Добавить комментарий

Иконка левого меню