Валерий Михайлович Разгулов представляет на общее обозрение исторические факты языковой политики Подкарпатской Руси ХVІІI века.  «Роман Геровский»

Валерий Михайлович Разгулов представляет на общее обозрение исторические факты языковой политики Подкарпатской Руси ХVІІI века.  «Роман Геровский»

Архивы раскрывают свои тайны: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ЯЗЫКОВОЙ ПОЛИТИКИ НА ПОДКАРПАТСКОЙ РУСИ – ХVІІI

Роман Геровский

Вместо предисловия

Рассматривая сквозь призму времени жизненный путь патриотов Подкарпатской Руси, соприкасаешься с судьбами целого народа, с его болями и радостями. Почетное место на страницах тысячелетней истории занимают братья Геровские – Роман, Алексей и Григорий. И это не случайно, так как огромное влияние на становление и воспитание оказала их дед Адольф Иванович Добрянский.

Проживая в Инсбруке в одном доме с внуками, Добрянский становится  подлинным их учителем и наставником. Общение с дедом братья Геровские вспоминали на протяжении всей жизни. Вспоминали они и учёбу в немецкой гимназии, находившейся под надзором и опекой иезуитов, и те многочисленные унижения от них за свою православную веру. Запомнилось им и посещение их опального деда высокими гостями из России, министра внутренних дел графа Игнатьева, обер-прокурора Синода  К. П. Победоносцева и то, с каким почтением и уважением они относились к нему.  «Два дня я Адольфа Ивановича не видел. – Писал друг и соратник Добрянского  Дмитрий Марков. -  Все время он был вместе  с К. П. Победоносцевым,  с которым они делали экскурсии, гуляли, а вечером до поздней ночи оставались в гостинице «Европа». Лишь на третий день я был представлен человеку, который в течение 20 лет ведал судьбами России и русского народа». (Дмитрий Марков «Адольф Иванович Добрянский» /«Карпатский край». 1923. № 2 (Ноябрь) стр. 6).

Из трех братьев Геровских, самый загадочный – Роман, даже год рождения указан приблизительный: не позже 1883-го. Не знаем и место, где обрел вечный покой. Поэтому, его переписка с Антоном Семеновичем Будиловичем, имеет огромное значение для изучения жизни этого без преувеличения великого человека, оказавшего огромное влияния на формирование политических взглядов младших братьев Алексея и Григория. Фрагмент его письма от 4 марта 1903 год, где речь идет о русофильских взглядах, будущего президента Карпатской Украины – Августина Волошина, публикуем в конце этой главы. К слову, Роман Геровский, оказался великолепным провидцем, предсказав многие коллизии в своей рукописи «Что грозит Зарубежной Руси», которую надеюсь «расшифровать»  и в ближайшее время издать со своими комментариями.

Роман Юлианович Геровский окончил медицинский факультет Пражского университета. На церемонию вручения диплома, весной 1903 года, приехал в Прагу Алексей. Возвращаться домой в Черновцы они решили через Венгрию и по дороге заехать в Изу под Хустом. Об Изе в то время много писали, как центре православия в Угорской Руси. Братья Геровские захотели на месте ознакомиться с реальным положением. Прибыв в Хуст, они стали  расспрашивать, как им добраться в Изу. Интерес к этому населенному пункту незнакомых людей вызвал подозрение у жандармов. Геровские были арестованы и доставлены в Сигетскую тюрьму. Продержав их несколько дней в тюремной камере, власти направляют братьев в Будапешт. Там их помещают в сборном пункте для бродяг и проституток, свозимых со всей Венгрии. И только вмешательство  Милана Годжи, депутата венгерского парламента, спасает от многих неприятностей. Геровские были освобождены и высланы за пределы Венгрии. (Валерий Разгулов //«Апостол Карпатской Руси» /Издано в издательском центре газеты «Карпатская панорама». 2001 г. с. 65).

Вернувшись в Черновцы, Роман Геровский становится лекарем, основными его пациентами были бедные люди. Алексей же учреждает газету «Русская правда», одновременно даёт юридические консультации преследуемым за веру православным из Угорской Руси. В 1908 году Роман и Алексей Геровские составляют прошение о принятии карпатороссов в русские православные монастыри для подготовки к священству. 
Этот документ они отправляют на миссионерский съезд, который состоялся в Киеве. Его председатель архиепископ Волынский Антоний  Храповицкий приглашает Геровских на переговоры в Почаевскую Лавру. В результате, в великий пост 1909 года епископ Холмский Евлогий Георгиевский в Санкт-Петербурге, своим распоряжением, разрешил карпатороссам обучаться в двухклассной богословской школе при Яблочинском  Свято-Онуфриевском монастыре. Среди первых выпускников был и Алексий Кабалюк, который за подвижническую жизнь во имя святого Православия через 54 года после смерти был причислен к сонму святых под именем Алексий КАРПАТОРУССКИЙ. (Там же).

23 июля 1913 года начался второй Мармаро-Сиготский процесс, на котором королевский прокурор Андор Иллеш в направленном суду акте отмечал и тех, с которыми общались подсудимые: «Кроме того, с врачом Романом Геровским, адвокатом  Алексеем Геровским и инженером Георгием Геровским в Черновцах (Букавина), они вошли в соглашение с целью обратить униатских жителей государства, живущих в Марамароше, Угоче и Переи, в православную русскую веру и подчинить Киевскому православному патриарху  (такого в Киеве не было – Р. В.). Все это делалось с целью присоединения означенных территорий к русскому гоударству и подчинения их скипетру русского царя». (А. Геровский //«Иза  и Сиготский процесс»» /«Свободное слово Карпатской Руси». Нью-Йорк. 1961 г. Т. 3. №№ 9-10, 11-12 стр. 4-8).

Алексей и Григорий Геровские принимают решение в зале королевского суда поддержать своих собратьев по вере. Это не входило в планы правительства Австро-Венгрии. В декабре 1913 года они были арестованы в Черновцах. В обвинительном акте Алексей Геровский  был объявлен руководителем и вдохновителем организации, замышлявшей государственную измену. Единственной мерой наказания для него, по существующим законам, была смертная казнь. Это обстоятельство вынуждает его брата Романа опубликовать в российской популярной газете «Новое время» открытое письмо министру Стефану Тиссе, в котором опроверг все обвинения предъявленные ему и его братьям. Он напомнил, что его дядя, граф Калман Тисса, выступил с аналогичным обвинением  против деда Адольфа Добрянского и тёти Ольги Грабарь на процессе 1882 года, которые в суде были опровергнуты. Роман Геровский подчеркнул: «Мы остались русскими, не видя между своей национальностью и австрийским патриотизмом никакого противоречия». («Новое время». 1914 г. 10/23 мая).

Накануне Первой мировой войны братья Геровские совершают дерзкий побег и скрываются на территории России. Об их побеге писали все газеты в Австро-Венгрии, многие заграничные, в том числе и влиятельная лондонская «Таймс». (Валерий Разгулов //«Без прошлого - нет и будущего»/ «Единство-плюс» 15 октября 1994 г.).
В отместку за бегство была арестована их мама Алексия Адольфовна, жена Алексея с двухлетним сыном, сестра Ксения. Мать и сестру заточили в венскую тюрьму, где вскоре при загадочных обстоятельствах погибает Алексия Адольфовна. Но и этого оказалось мало, были заключены под стражу все ближайшие родственники Геровских. Дом в Чертежном, где жила вдова Адольфа Добрянского и хранилась часть его уникального архива, был летом 1914 года разграблен и сожжен австрийскими властями. (Там же).   

А теперь фрагмент письма к Антону Будиловичу в современной орфографии, в котором  Волошин просит передать Будиловичу следующее:
« …Угорское правительство предприняло «акцию», чтобы материально помочь русскому народу в Угрии(*)». И задает вопрос: в России: «представительное лицо могло бы пожертвовать на руки Ужгородского епископа или другого  заслуживающего доверия лица известную Сумму на упомянутую цель (создание школы на русском языке – Р. В.). Промышленная школа принесла бы  народному делу громадную пользу. Она бы поддерживала независимых русских ремесленников. Кроме того патриотично восприняли…, что они не одни. Сразу бы объединило прибитых угророссов. Это по поручению о. Волошина. Если позволите, глубокоуважаемый  Антон Семенович (**), то я пошлю Ваш ответ о. Волошину. По понятным причинам он боится получать письма прямо из России…».

Примечания
(*) Акция Эдмунда Эгана (1851-1901), благодаря которой были внедрены новые технологии в с/х хозяйстве, в результате достигнуто увеличение объемов и качество продукта, произведенного на селе. Возникла возможность их глубокой переработки: вина, сыра, брынзы… Кроме того, была ликвидирована удушливая ростовщическая монополия.

(**) Антон Семенович Будилович (1846-1908) был зятем А. И. Добрянского. В 1876 году он женился  на его дочери Елене Добрянской (1855-1920). Большая часть архива Добрянского после его смерти была перевезена Будиловичем в Москву. Среди архивных документов были и рукописи А. Духновича, их переписка. Огромный интерес к нашему краю он проявлял до самой смерти. Своему тестю посвятил такие сроки: «В истории развития народного самосознания австро-угорских славян Ваше имя будет занимать одно из первых мест, наряду с именами Шафарика, Коллара, Штура и немногих других. В течение трех уже десятилетий вы были и остаетесь одушевленным и непреклонным знаменосцем борцов за идею славянского освобождения».

Валерий Разгулов, историк-архивист-краевед

Вместе с вами мы сделаем Русинский Мир лучше!

При копировании данного материала, либо использования в любом виде (печатном, аудио, видео) на своих ресурсах, просьба указывать источник https://rusinskiimir.ru/  и автора Валерий Михайловича Разгулова, в иных случаях будем обращаться в соответствующие инстанции (админам соц.сетей, и Суд). Фото использованы из открытых источников интернет пространства.

Добавить комментарий

Иконка левого меню