Валерий Михайлович Разгулов представляет на общее обозрение исторические факты языковой политики Подкарпатской Руси XXI века. Поразительная статья!

Валерий Михайлович Разгулов представляет на общее обозрение исторические факты языковой политики Подкарпатской Руси XXI века. Поразительная статья!

Архивы раскрывают свои тайны: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ЯЗЫКОВОЙ ПОЛИТИКИ НА ПОДКАРПАТСКОЙ РУСИ – ХХI

Георгий Геровский – IV

Вместо эпиграфа.

Владимир Татач: «Валера, упомнянувись і мою скромну персону в «замість єпігрофа». Йинно ми понятно, сокотися, бо ся поцріотична писибратія настучит куди треба, тай чекай «гостю» за сі труди, пришувуть бодай хоть што, що пов*язано з корынням «рус»…

Валерий Разгулов: «Владимир, мне 66 лет, меня уже ничем не испугать, я на всё готов, ради своих убеждений и публикаций. Господа, немного, опоздали, каждый день для меня подарок, а за спиной сотни статей и десятки монографий. У них на меня ничего нет, я давно под «колпаком».

Владимир Татач: «Ну і славу Богу, люди з такиме убіждьеніями чи кой у тебе стойить уважати, што  роблю. Кстаті, є в чомусь з Геровським моє несогласіє, но в общому його труды отвічають мойим взглядам на языковый вопрос у нас в Подкарпатю».

Вместо предисловия.

В опубликованном  Г. Геровским и В. Крайнянецом в 1941 году «Разборе грамматики угрорусского языка», предлагалась такая концепция создания русинского языка:

  1. «Литературный язык не нужно смешивать  с языком народным. Народная речь отличается в зависимости  от местности, то есть в каждой местности, то есть в каждой местности говорили особым говором, который, от других говоров отличался.
  2. Литературный язык – достояние общенародное, общегосударственное.
  3. А народный язык свойственен отдельным частям, местностям.
  4. Поэтому совершенно немыслимо требование о совпадении литературного языка с народным, потому что тогда он перестал бы быть единым. Общенародным, и распался бы на составные части». (стр. 7).

2 и 5 августа 1941 года на страницах «Карпаторусского голоса» (издание С. Фенцика), была опубликована анонимная рецензия на работу И. Гарайды:

  1. «Литературный язык всегда до некоторой степени отличается от языка разговорного.
  2. Или великодоброгский крестьянин говорит  так, писал  великий Петефи, Верешмарти.
  3. Или саксонские рабочие говорят тем языком, каким написал свои бессмертные произведения гений Гете?»…

И далее продолжил:

  • «У нас угрорусов разговорный язык делится на 9 диалектов, в большей и меньшей мере, отличающихся друг от друга.
  • Этими диалектами говорят отдельные части нашего народа.
  • Но у нас есть литературный язык, у нас есть литературная традиция и традиция грамматическая, которая числит уже за собой столетия,
  • «Грамматика руського языка» начинается только с 1941 г., не имеет никакой традиции в нашем историческом прошлом…». 

Утверждая:

«Язык Продана (недавно, карпаторусскому литератору Петру Степановичу Продану исполнилось 102 года) более чистый и более правильный, более совершенный.

И не нисходить же Продану к уровню крестьянина, но нужно стремиться этого последнего возвысить на уровень Продана.

Вот вам задача и цель».

Ещё раньше это же издание, в заметке «Новая «Грамматика руського языка» в зеркале критики», писала:

  1. «Мы желаем  доказать миру, что в изобретениях и находчивости не уступаем другим народам.
  2. Хотим доказать также и то, что действительно не спим, не отстаем в области нашей лингвистики, но упорно изобретаем новые и новые грамматические схемы.
  3. И в самом деле, вряд ли найдется еще в нынешнем веке конкурент, который мог бы соперничать  с нами в продукции «грамматики языка».
  4. В этом мы непобедимы и достигли рекорда…». (6 июня 1941 г. стр. 3).

Продолжение этой темы, на станицах этого периодического издания, увидело свет, 12 июля, и вновь анонимный автор, писал:

«К сожалению, и при самой доброй воле, трудно признать эту смесь нашим материнским языком, а тем более на основании «Грамматики руського языка» отступить от тех языковых вплывов, занесенных сюда из вне, если сама, грамматика, в особенности же «Привет» и «Вступительное слово» переполнены таким изобилием тех, «чужих вплывов» т. е. грубых варваризмов, что просто невозможно себе представить.

И никак нельзя такой «язык» признать своим «материнским» и полюбить его».

И резюмировал в следующем номере  за 19 июля:

  1. «… Может быть – более внимательному читателю удастся найти еще много недочетов.
  2. Но из приведенного видно, что подобной книгой новооснованное общество наук не принесет себе славу и не приобретет доброго имени.
  3. Книга, которая изобилует таким множеством ошибок, в одном предисловии их насчитывается до 40 ошибок.., достойна самого строгого осуждения.
  4. Обращаем на это наших школьных властей с той надеждой, что они не будут заставлять наших детей учиться грамоте и материнскому языку по такому учебнику». 

… Инициатором и вдохновителем Православного съезда, который состоялся 18 ноября 1944 года в Мукачеве, был архимандрит Алексий Кабалюк.

Его делегатами стали;

  • 23 православных священника,
  • Известные учёные Георгий Геровский и Петр Линтур.

Именно последним, приписывают подготовку знаменитого письма к Сталину.

В нём сообщалось:

«Мы, нижеподписавшиеся представители Православных общин в Карпатской Руси, выражая волю всего нашего русского православного народа, просим включить Закарпатскую Украину (Карпатскую Русь) в состав СССР в форме:

Карпаторусская Советская Республика.

Желание и мечты наших предков были всегда те, чтобы наша область за Карпатами заселена русинами т. е. Руси – сынами возвратилась  к своей матери Великой Руси…

ВОЛЯ КАРПАТОРУССКОГО НАШЕГО НАРОДА:

  • ХОТИМ РАЗ НАВСЕГДА СВЯЗАТЬ СВОЮ СУДЬБУ НАШИХ СОПЛЕМЕННИКОВ В СССР,
  • Определить нам Карпаторусскую Советскую Республику от Ясиня до порода и от Ужока до Доброчина (Дебрецена)…».

(Валерий Разгулов «Подвиг архимандрита Алексея Кабалюка»/ «Христианская Родина». № 10. 23 вересня 1999 р. стор. 14-15).

Его (письмо, обращение)подписали:

  1. Игумен Феофан Сабов, заместитель епископа и администратор Мукачевской-Пряшевской епархии;
  2. Архимандрит Алексий Кабалюк, настоятель Свято-Николаевского монастыря;
  3. Протоирей Димитрий Беляков, член Высшего Духовного Суда епархии;
  4. Священник Иоанн Кополович, секретарь епархиального управления;
  5. Профессор Петр Васильевич Линтур.

А тем временем Народная Рада Закарпатской Украины, 5 марта 1945 года приглашает профессора Г. Ю. Гервского к сотрудничеству.

Ему вверено музейное и библиотечное дело при ведомстве народного просвещения НРЗУ. (ГАЗО ф.14. оп.1. ед. хр. 170.  л. 65). Его командируют в замок графов Шенборнов (Берегвар) и Мукачево для осмотра библиотек, архива и музейных предметов.

В мандате указывалось:

«Г. Ю. Геровский уполномочен принимать меры для охраны;

  • Книжных собраний и архивов,
  • Составляет описи отдельных картин, икон и др.
  • Предметов музейной ценности, а также старопечатных и рукописных книг, и отбирать из них те, которые будут признаны подходящими для передачи в музей или Центральную универсальную библиотеку». (Там же ф. 177. оп. 2. ед. хр. 11. л. 13).
  • Будучи членом комиссии по созданию и открытию Закарпатского университета, профессор Гровский командируется в Севлюш и Хуст для осмотра семейной библиотеки барона Перени, библиотек гражданских школ и других книжных собраний, для отобрания и перевозки книг в Ужгород для университетской библиотеки. (Там же л. 16).
  • Из Праги Григорий Юлианович привозит уникальные издания из библиотеки Украинского Свободного Университета. (Там же л. 17).
  • В апреле 1945 года он изучает и готовит к перевозке в Ужгород библиотечные и архивные фонды в Мараморошском Сиготе. (Там же л. 9).

Мой друг и соратник, несмотря на огромную разницу в возрасте, писатель-русофил В. А. Сочка-Боржавин в те годы работал школьным референтом вместе с Г. Ю. Геровским.

В беседе со мной Василий Андреевич рассказал, как он в то время 23-летний молодой человек, общаясь с учёным-энциклопедистом, многому научился у него.

Рассказал, что у Георгия Юлиановича была похищена  его уникальная библиотека и личный архив (по времени это совпадает с отправкой братом Алексеем из Нью-Йорка послания Иосифу Сталину).

Не пережив потрясений учёный вынужден был переехать в Прагу, а затем в Пряшев, где 5 февраля 1959 года скончался.

В некрологе на его смерть говорилось:

  • «Г. Ю. Геровский известный диалектолог и историк русского литературного языка, посвятивший свою долгую жизнь изучению карпатских и генеалогически примыкающих к ним говоров Восточной Словакии.
  • Он автор филолого-исторических работ, публиковавшийся не только в отечественных, но и зарубежных периодиках.
  • Педагог, который заботливо относился  к судьбе наших высших педагогических заведений и отдавал все свои педагогические способности и богатый опыт молодежи». («Дукля». Пряшев. 1959 г. № 2. стр. 65).  
Валерий Разгулоа, историк-архивист-краевед

Вместе с вами мы сделаем Русинский Мир лучше!

При копировании данного материала, либо использования в любом виде (печатном, аудио, видео) на своих ресурсах, просьба указывать источник https://rusinskiimir.ru/  и автора Валерий Михайловича Разгулова, в иных случаях будем обращаться в соответствующие инстанции (админам соц.сетей, и Суд). Фото использованы из открытых источников интернет пространства.

Добавить комментарий

Иконка левого меню